ОЧЕРЕДная проблема ФСИН

Опубликовано в Вторник, 29-го Ноября, 2016.
Вы можете следить за любыми ответами на эту запись через RSS 2.0 ленту и оставлять свои комментарии в конце статьи.
Рубрика: Моя газета > Жизнь > Происшествия > ОЧЕРЕДная проблема ФСИН

ОЧЕРЕДная проблема ФСИН

В СИЗО — в порядке очереди

Сегодня мы можем наблюдать очереди в Эрмитаж, Третьяковскую галерею, на премьеры в театрах, на спортивные мероприятия и… в тюрьму. И если череду граждан, коротающих время в ожидании возможности приобщиться к «культурному наследию» можно только приветствовать, то очереди в следственные изоляторы являются наглядным показателем того, что в работе уголовно-исполнительной системы происходят серьезные сбои.

Работая во многих регионах России, могу сравнить положение дел с посещением следственных изоляторов в разных местах. Картина достаточно унылая, как и места, о которых идет речь говорим. В подавляющем большинстве это старые, обшарпанные здания, требующие ремонта. Следственные изоляторы старой постройки, как правило, размещаются в центральных районах (ведь город при строительстве начинался с почты, полицейского участка, здания управы, больницы и тюрьмы), от них веет многовековыми тоской и горем. С утра и сразу после обеда у их входных дверей можно встретить очередь из сотрудников и посетителей, пытающихся попасть на территорию (ведь пропускают не более 3-х человек одновременно), а к вечеру такая же картина наблюдается со стороны выхода из тюрьмы. Большие металлические ворота с грохотом открывающиеся для того, чтобы поглотить или изрыгнуть автозаки, людей с автоматами и собак. Вечером и ночью слышны крики арестантов, переговаривающихся между камерами. Есть изоляторы, внешне выглядящие чуть хуже, есть СИЗО, производящие не столь тягостное впечатление. В целом, все как и должно быть – места лишенния свободы по определению не могут воплощать собой позитив.

Три типа изоляторов: хороший, приемлемый и стандартный

Порядок функционирования везде практически одинаков, строится на общих принципах. Но есть и отличия. В качестве позитивного примера расскажу об изоляторе №1 в Новосибирске. Его архитектура напоминает городской дом культуры, внутреннее оформление и убранство — районную больницу. В помещении для ожидания подзащитных стоят удобные кресла, адвокатов приглашают при доставке арестованного по громкой связи. Хорошо организован порядок встреч: заключенных приводят быстро и как-то незаметно. Для беседы имеются как места в общем большом помещении, где общение ведется через стеклянную перегородку с соответствующим окошком, так и отдельные кабинеты, предназначенные в основном для допросов, ознакомления с материалами дела, проведения очных ставок и т.д.

Хорошо организована работа и в следственном изоляторе Ростова-на-Дону, числившемся раннее за ФСБ. Быстрая доставка, крайне вежливый персонал, сравнительно короткие очереди. Но в то же время следует отметить, что изолятор небольшой и, соответственно, посетителей, как и лиц, содержащихся под стражей, весьма немного. Так же, как и в Ростове-на-Дону, организован и внутренний изолятор «Матросской Тишины: в Москве (СИЗО-2\99), в котором содержатся «избранные» арестанты. Вот только с вежливостью персонала ситуация хуже.

СИЗО-2 Новосибирской области и изолятор в Зеленограде напоминают хрестоматийный загородный дом отдыха (если не учитывать решетки на окнах и заборы с колючей проволокой). Неспешные сотрудники провожают адвокатов по раскинувшимся среди газонов и рядов тополей дорожкам в стоящие в отдалении бараки со следственными кабинетами. Вот только в Зеленограде прождать допуска в СИЗО (при отсутствии помещения для ожидания) и последующую доставку арестованного можно достаточно долго (час и более).

Что касается изоляторов, относящихся, к сожалению, к подавляющему большинству учреждений подобного типа, и являющихся примерами неорганизованности и пренебрежения к посетителям учреждений, то здесь список несравнимо обширнее, а впечатления – ярче. К их числу относятся практически все московские изоляторы (пожалуй, за исключением 3-го). Особенно удручает «Лефортово», проникновение за стены которого можно сравнить с удачной охотой: приходится (хотя и в достаточно благоустроенном помещении) много часов дожидаться вожделенного момента, когда железную дверь наконец-то откроется и адвокат получит возможность перешагнуть через ее порог. И даже вежливый персонал и ковровые дорожки на полу не могут растворить осадок, остающийся в душе долгого ожидания.

Отличается своеобразием заведение в городе Таганроге Ростовской области. Там помещения, в котором защитник может скоротать время до начала свидания с подзащитным, нет в принципе. Ждать приходится у ворот тюрьмы, стойко перенося тяготы адвокатской службы и в дождь, и в зной, и в дождик проливной. Иногда и час, и два. Кабинетов мало, арестантов много.

Словом, в целом картина российских СИЗО от Владивостока до Владикавказа одинаково удручающая. И я сейчас не говорю о нарушениях порядка содержания следственно-арестованных. Условия жизни  последних по-прежнему оставляют желать лучшего. Встречи и беседы с оперативными сотрудниками легко могут закончиться для них причинением телесных повреждений. Не следует забывать и о моральном давлении на подследственных, и о медицинских работниках, работа которых заключается в основном в обеспечении транспортировки больного арестанта за ворота тюрьмы за считанные минуты до его смерти. Все также существуют «пресс-хаты», в которых ломают непокорных обвиняемых. Это отдельная песня.

Как покончить с очередями в СИЗО

Сейчас о другом. Очереди в СИЗО. Отличительная черта наших следственных изоляторов. Как с этим бороться? Что может предпринять в этом вопросе профессиональное сообщество адвокатов?

Законодательно посещение адвокатами подзащитных регулируется соответствующими нормами УПК РФ и Федеральным законом от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», а также внутриведомственными документами Федеральной службы исполнения наказаний. Основной принцип, регулирующий порядок посещения адвокатом арестованного, изложен в статьях УПК РФ, связанных с правами и полномочиями подозреваемого, обвиняемого и защитника (п.3 части 4 статьи 46, п. 9 части четыре ст. 47, п. 1 части первой статьи 53), а также в законе «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (статья 18, 155, и в какой-то степени ст. 28). Он заключается в предоставлении адвокату возможности встретиться с подзащитным наедине без ограничения в количестве свиданий или по времени. Вместе с тем, имеются и определенные ограничения, связанные с внутренним распорядком учреждения ФСИН (пересмена сотрудников СИЗО, прием пищи заключенными, время отдыха и т.п.), указанные в статье 157 закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». Детально порядок организации посещений регламентируется правилами, установленными руководством на местах.

Знакомства с этими документами убеждает, что проблем с посещением подзащитных быть не должно. Все четко расписано и не предполагает каких-либо проблем. Однако нам известно, как обстоят дела в действительности. Проблемы существуют, и сходство между недостатками в работе десятков и сотен изоляторов указывает на их системный характер. Возьмём, например, московский СИЗО-2 «Бутырка», который я посещаю более 20 лет. На первом этапе «перестроечных» преобразований имели место существенные затруднения с наличием свободных помещений. Для решения этой проблемы обычные камеры первоначально переоборудовали под кабинки для бесед, и в одном следственном кабинете помещалось до 10 человек. Потом каким-то образом появилось очень много отдельных следственных кабинетов. Но, не смотря на обилие помещений, очереди не исчезли. Таким образом, оказалось, что проблема заключается не только в отсутствии помещений, но и в количестве сотрудников, выводящих арестованных.

Неприятное ощущение возникает, когда, проходя вдоль пустых кабинетов, осознаешь, что, даже отстояв в очереди в СИЗО-2 не один час, можешь просидеть в отведенном тебе большом кабинете и час, и два в ожидании, пока тебе доставят подзащитного. И подобная история повторяется практически во всех изоляторах.

Глубоко убежден, что проблема зависит прежде всего от личности людей, который руководят органами и учреждениями ФСИН в каждом конкретном регионе. К их числу относятся и глава управления службы, и начальники следственных изоляторов.

Также полагаю, что грамотная организация порядка вывода арестованных решила бы львиную долю проблем с очередями в СИЗО. Для этого, несомненно, потребуется увеличить количество сотрудников, добиться четкой организации их работы и повышения дисциплины в плане выполнения ими своих обязанностей. Таким образом, для ликвидации очередей в СИЗО нужны совершенствование организация процесса доставки подзащитных и необходимое для этого увеличение финансирования. Основная доля этого бремени ляжет на руководство ФСИН, вопросы же поиска денежных средств на нужды развития системы следует адресовать Правительству РФ.

Еще одна очевидная проблема — это количество наших граждан, арестованных в ходе производства предварительного расследования. С каких только властных высот не звучали слова о необходимости следовать нормам закона и считать арест «исключительной мерой»… Что изменилось после того, как представители политического руководства раз за разом бичевали пороки системы? Практически ничего. Полагаю, что не менее 30% арестантов могли бы без всякого ущерба для расследования находиться под иной, не связанной с лишением свободы, мерой пресечения, в семьях, с детьми. Не было бы очередей в изоляторы, не терялось бы драгоценное время как адвокатов, так и следователей, процесс судопроизводства шел быстрей и продуктивней. И здесь мы вновь возвращаемся к вопросу о необходимости коренной реорганизации нашей судебной системы. Ведь только суд принимает решение об аресте подозреваемого или обвиняемого. И пока наш суд остается таким, какой он есть, количество арестованных уменьшаться не будет, и, соответственно, очереди вряд ли исчезнут.

Что можем сделать мы, адвокаты, для решения этих вопросов? Полагаю, что любым действиям со стороны нашей профессиональной корпорации должно предшествовать официальное заявления главного выразителя ее интересов в лице Федеральной адвокатской палаты. Необходимо разработать соответствующий документ, в рамках которого будет изложен анализ сложившейся ситуации и сформулированы конкретные предложения действия руководству ФСИН по организации порядка посещения СИЗО. В части решения вопросов финансирования следует совместно с ФСИН обратиться к Министерству юстиции. И наладить контроль за исполнением соответствующих решений. Возможно, эти меры не приведут к ощутимым изменениям ситуации уже в ближайшей перспективе. Но соответствующие действия необходимо предпринять. Дорогу осилит идущий.

Адвокат Виктор Наумов


А так же по теме:

Дороги — все еще серьезная проблема
Дороги — все еще серьезная проблема

Столичные власти регулярно применяют экономические санкции в отношении подрядчиков, некачественно выполняющих работы по замене асфальтового покрытия дорог. В ходе «круглого...

Кривая проблема между двумя прямыми
Кривая проблема между двумя прямыми

Основное заблуждение заключается в том, что большинство водителей рассуждают: чем быстрее я пройду поворот, тем больше выиграю в общей скорости...

Проблема поломанных игрушек
Проблема поломанных игрушек

Многие семьи в воспитании детей сталкиваются с проблемой разбитых и поломанных игрушек. Ни в коем случае не надо ругать своих...

Забывчивость – проблема или норма?
Забывчивость – проблема или норма?

Людям свойственно забывать. Забвение спасает нас от «перегрузки» лишней информацией, позволяет избавиться от боли и неприятных воспоминаний, лечит сердечные раны....

Оставить комментарий

Гороскоп

Фотогалерея

Фото-рецепты

© 2007-2017 Моя газета • Взгляды редакции могут не совпадать со взглядами авторов статей.
При цитировании и использовании материалов ссылка, а при использовании в Интернет - прямая гиперссылка на издание "Моя газета" обязательна!
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100