Дети раздора

Опубликовано в Воскресенье, 28-го Февраля, 2010.
Вы можете следить за любыми ответами на эту запись через RSS 2.0 ленту и оставлять свои комментарии в конце статьи.
Теги: /
Рубрика: Моя газета > Образ жизни > Семья > Дети раздора

Самое заметное событие минувшей недели — конфликт между певицей Кристиной  Орбакайте и ее бывшим мужем Русланом Байсаровым.   Конфликт  из-за сына

Предыстория

Как сообщил сайт адвоката, перед 1 сентября   11-летний  Дени должен был вернуться после каникул, проведенных в семье отца, к Кристине Орбакайте. Но она ребенка так и не увидела. Мальчик остался с отцом и даже пошел в новую школу,  в которой учатся дети Байсарова от других браков. Орбакайте   это не устроило:    она подала иск в Тверской суд Москвы с требованием к бывшему мужу вернуть  ребенка и выплатить ей алименты.  Встречный иск, но уже со стороны родных Байсарова с просьбой оставить ребенка у отца, был подан в суд г. Грозного.  «Антенна» выслушала всех участников конфликта.

Кристина Орбакайте:

«Два года назад у нас уже был конфликт»

— Как в любой неполной семье, родители  во время каникул договариваются между собой: с кем будет ребенок. 22 июля Дени прилетел из Америки в Москву и его забрал Руслан, чтобы съездить в Астрахань на рыбалку, потом в Грозный. 5 августа Дени должен был вернуться в Москву. Но Руслан позвонил, предложил встретиться, поговорить. Мы пришли с мамой (Аллой Пугачевой — Прим. «Моя Газета») в один из московских ресторанов. Разговор был долгим. Руслан высказал недовольство тем, что я  часто увожу Дени в Америку, что из-за моих гастролей ребенок  брошен с чужими людьми и  нянями.

Руслан предложил мне подписать соглашение: ребенок должен проживать по фактическому месту жительства отца и отец сам будет решать, когда ребенку встречаться с матерью и бабушкой. Я не могла пойти на эти условия.

Не секрет, что у меня  квартира в Америке, и я туда езжу на каникулы. Я хотела, чтобы  Дени  год  там поучился и подтянул английский. К тому же у него проблемы со здоровьем: он упал в бассейне и получил сотрясение мозга, а в Америке сильная медицина. Руслану же лет десять назад по причинам известным только ему  закрыли въезд в Америку. У него возник комплекс, что ребенок периодически находится в недоступном для него месте. Два года назад у нас уже был конфликт на этой почве.  Но мы давали ребенка отцу по первому  требованию.

Узнав о поездке в Америку,  Дени загорелся этой идеей. Но я ответила: нужно разрешение папы. Дени попросил мою маму поговорить с Русланом, что она и сделала по приезде в Москву. Но Руслан категорически сказал: он согласится только в том случае, если она поможет ему с визой. У мамы таких возможностей нет, и вопрос был закрыт.

Накануне первого сентября Руслан сообщил мне, что Дени пойдет в другую школу и предложил вместе прийти на линейку. Но в ночь на первое сентября мне позвонил его адвокат и сказал, что мне лучше там не появляться. Не знаю, что мне грозило, но я решила не искушать судьбу. (Спустя несколько дней Кристина приехала в школу, чтобы повидаться с сыном, но охрана, так и не открыла матери ворота. — Прим. «Моя Газета»)

За это время мне один раз дали — с барского плеча — поговорить с сыном по телефону. У меня было впечатление, что ребенок как зомбирован. Но когда я ему сказала, что скучаю, он мне так тихо-тихо сказал: «Я тоже очень скучаю».

Дени Байсаров, сын:

— Я знаю, что пока суд не скажет главное решение, я остаюсь в доме отца. Я счастлив, что я с папой. Не следует спрашивать меня, с кем я хочу жить. А в Америку я не хочу. Маму я вижу редко, потому что у нее много работы: гастроли, концерты,  она зарабатывает на жизнь. И с няней мне не нравится. Она меня ругает, что медленно учу уроки, швыряется в меня карандашами.

Руслан Байсаров, отец:

«Мой сын не поедет в Америку»

— Почему именно сейчас возник этот конфликт?

— Никакого конфликта нет, я ни с кем не в ссоре. Эту тему раскачала пресса. Честно говоря, это самое больное мое место.

—  Зачем вы устроили пресс-конференцию?

— Меня заставили принять участие в пресс-конференции мои адвокаты. Они сказали: все думают, что ты горец с ружьем, который своровал сына, нужно, чтобы люди увидели — это не так.

— По мнению органов опеки, то, что вы привели Дени на пресс-конференцию, нанесет серьезный удар его психике.

А то,  что о моем ребенке пишет желтая пресса — не удар по психике? Почему это никого не интересует? Я привел сына, так как  меня загнали в тупик.  Я против того, чтобы про мальчика печатали во всех газетах. Он пришел однажды из школы и сказал: «Пап, а ты меня украл!» И рассмеялся, но я понимаю, что на самом деле ему грустно.

— Вы говорили: когда Кристина в Москве, сын может жить у нее. Но почему за все это время она не смогла увидеть сына?

— А я что запрещал ей? Нет!

— Каким сейчас вы видите будущее сына?

— Он не поедет в Америку. Я решил, что мой сын будет жить на территории России до совершеннолетия. Я не знаю, что с ним произойдет за океаном. Его могут оскорбить, сделать с ним все, что угодно, а я не успею прилететь на помощь.

Алла Пугачева, бабушка:

За время всего разбирательства бабушка Дени Алла Пугачева не сделала ни одного заявления. В прошлую среду должна была состояться съемка программы «Пусть говорят», где Пугачева назначила очную ставку бывшему зятю. Но никто из гостей в студию не приехал. Как говорят в окружении Орбакайте, накануне съемки Руслан пообещал подписать мирное соглашение, если программа не состоится. Руслан и Кристина встретились на нейтральной территории. Но во время подписания документов у Байсарова состоялся телефонный разговор, который вывел его из себя, Руслан бросил ручку и ушел.

Известно, что помочь сторонам заключить мирный договор вызвался адвокат Анатолий Кучерена. И возможно, родители придут к какому-то компромиссу.

Оставить комментарий

Гороскоп

Фотогалерея

Фото-рецепты

© 2007-2020 Моя газета • Взгляды редакции могут не совпадать со взглядами авторов статей.
При цитировании и использовании материалов ссылка, а при использовании в Интернет - прямая гиперссылка на издание "Моя газета" обязательна!