Андрей Курейчик: герой Башарова – это я

Опубликовано в Среду, 4-го Марта, 2009.
Вы можете следить за любыми ответами на эту запись через RSS 2.0 ленту и оставлять свои комментарии в конце статьи.
Теги: / /
Рубрика: Моя газета > Развлечения > Знаменитости > Андрей Курейчик: герой Башарова – это я

kureychik2

Его «Любовь-морковь» с продолжением имела феноменальный коммерческий успех. На днях новая премьера: по сценарию Андрея снят триллер «Юленька». О том, что в фильме является автобиографичным, а также о многом другом рассказал «Антенне» сценарист.

– Триллером в классическом смысле, когда с экрана хлещет кровь, картину не назовешь. Хотя фильм циничный, жестокий и один из немногих, где побеждает зло. Юленька ищет в герое Марата Башарова сочувствие, а натыкается на стену непонимания. Из этого складывается жуткий конфликт, который приводит к тому, что умная, хладнокровная и очень хитрая девочка по кирпичику превращает его жизнь в ад, постепенно уничтожая его карьеру, семью, а в итоге – и его самого.
– Ты говорил, что в сюжете есть немало автобиографического…
– У любого творческого человека произведения рождаются из эмоций. В 17-18 лет казалось, что жизнь моя рушится из-за несчастной любви. Кстати, героя в фильме зовут Андрей Валентинович – как и меня. А Юля Маевская – имя моей школьной любви. Уж не знаю, в кого она превратилась сейчас – по прошествии стольких лет (смеется). Не видел ее лет 7-8. Она была миниатюрной, с огромными глазами… Слава богу, режиссер Александр Стриженов об этом не знал, а то наверняка поменял бы имена… Прямых аналогий в фильме, конечно же, нет. В моей жизни история закончилась разрывом отношений, пережить мне это удалось с большим трудом. Но даже рад, что так все произошло: именно после этого я начал писать стихи, рассказы, а через пару лет – пьесы. Не было бы столь бурных переживаний, не сложилась бы творческая карьера – я, возможно, стал бы юристом.
– Много у тебя еще таких скелетов в шкафу?
– Есть. Некоторых я даже боюсь, они из 80-х. Это были безумные времена, что отражалось на поведении людей и их взаимоотношениях. Сейчас все потихонечку исчезает за гламуром 2000-х. Но пока все это еще живо – и нет-нет, да и вылазит в сценариях наружу.

Юленьку искали по глазам
– Ты участвовал в выборе актеров?
– Да, мы это обсуждали. Кроме Марата Башарова всплывал еще Гоша Куценко. Но это, конечно, не его кино. Башаров показался наиболее трогательным. Он действительно очень положительный по своей харизме, что дает еще больший эффект картине.
Меня очень интересовал выбор героини. В фильме ведь нет компьютерных эффектов, очень многое зависит от магии ее взгляда. На кастинг пришли сотни девочек, но остановились единогласно на Дарье Балабановой: у нее огромные глаза, очень спокойный, даже равнодушный взгляд, когда она смотрит в кадр, становится не по себе. Вообще, родителям отпустить своих детей в такую ленту было непросто: ведь по сюжету они погибают. Сейчас, говорят, Дашу Балабанову в ее гимназии иначе как Юленькой не называют. Видимо, ей придется принимать меры (смеется). Девочка уникальная, думаю, она станет еще звездой кинематографа.
– Не пытался предложить белорусских актеров?
– Я поддержал кандидатуру Анны Казючиц, которая имеет белорусские корни. Отзывы о ее игре самые положительные, она очень тонко сыграла мать этой самой Юленьки.
– А почему не снимается в фильмах твоя жена, она ведь актриса Купаловского театра?
– Это моя боль. Сначала она была беременна, потом занималась ребенком, так что не до съемок было. А еще я не тот человек, который протаскивает родственников и себя во все проекты, с которыми связан. Такими просьбами ты сразу опускаешь свой статус. Хотя, я считаю, что Оля – талантливая актриса, у нее уникальный типаж Джульетты Мазины. Постараюсь, чтобы ее заметили, буду предлагать ее как интересный типаж актерским агентствам в Москве.

Директора кинотеатров хватались за сердце
– Что стало для тебя неожиданностью, когда увидел фильм?
– Вместо обычной школы – как в сценарии, действие происходит в женской гимназией, этаком девичьем раю. Так что сюжет приобрел лолитовский оттенок. Второй момент – постельная сцена. У меня в сценарии она была прописана буквально одним предложением. А тут… Снята она настолько натуралистично – но вместе с тем изысканно, – что я был в шоке.
– Как прошла премьера в Москве?
– Очень пафосно. Пришли многие российские звезды. У них сейчас такая традиция – ходить на премьеры друг к другу. Кинопоказ был мистифицирован: в туалетах висели записочки типа «Она придет за тобой», а пригласительные билеты были оформлены в виде школьных дневников с пятнами крови.
Кстати, в Украине с фильмом произошел скандал: его запретили, потому что углядели в названии «Юленька» политический подтекст.
Интересно, что перед официальной премьерой собрали директоров кинотеатров – посмотреть кино. И поставили скрытые камеры, чтобы наблюдать за их реакцией. А потом показали на экране, как те вжимались в кресло, хватались за сердце. После этого, конечно, вопросов по поводу того, удался ли триллер, не возникало.
– А как с премьерой в Беларуси?
– Она состоится несколько позже, чем в России, – по финансовым соображениям. Но премьеру в Минске сделаем красивую, с приглашением гостей.

«Любовь-морковь-3» не за горами
– На НТВ запускается твой сериал «Трое»?
– Скорее всего, в сентябре канал откроет им новый сезон. Сериал успели закончить еще до кризиса. Он снят дорого и красиво. В главных ролях – Леонид Каневский, Дмитрий Орлов. Кстати, фильм снимали в Минске – так что там задействовано много белорусских актеров. Надеемся, что будет снято еще минимум два сезона.
– Я слышал о твоих планах на ремейк старой советской комедии?
– Да, я подписал контракт на ремейк очень известной комедии 70-х по сценарию Эмиля Брагинского. Пока не могу сказать, какой именно, но и так несложно догадаться. Хотим сделать из нее современную историю. До конца февраля должен представить переработанный сценарий.
Если получится, запустим «Любовь-морковь-3». Хотя, если честно, я немного устал уже от этой истории. Живу этими персонажами уже лет пять. У нас получится трилогия: взаимоотношения мужчины и женщины, проблема с детьми, и третья часть – отношения с родителями. Таким образом, получается целостная идеологическая структура. Тут появляется возможность пригласить прекрасных актеров старшего поколения уровня Чуриковой и Гафта. Проблема сейчас в Кристине Орбакайте: она не хочет сниматься в продолжении. Даже продюсер картины в эфире «Пусть говорят» умолял Кристину. Она сказала: мол, я подумаю – вот и думает до сих пор. Ей не хотелось бы, чтобы ее помнили по фильму «Любовь-морковь».

Интуиция не подводит
– Говорят, кризис больнее всего ударил по киноиндустрии?
– Это так. Но есть продюсеры, которые успели заработать хорошие деньги до кризиса. А так как цены на кинопроизводство сейчас упали, многие киногиганты закрылись. И мои продюсеры, которые хорошо заработали на «Любови-моркови», могут сейчас этим воспользоваться.
– Ты сейчас один из самых высокооплачиваемых сценаристов в Беларуси…
– Наверное, так и есть. Но сейчас цены на сценарии очень упали. Гильдия продюсеров в России очень сильна, в то время как сценаристы не объединены. Им сложнее отстаивать свои права. В сентябре 2008 года хороший сценарий стоил от 40 000 до 120 000 долларов. Сейчас цены – от 15 000 до 50 000 долларов.
– Говорят, после «Любови-моркови-1» ты обзавелся собственным домом?
– Да, я купил коттедж под Минском, в Смиловичах.
– А я думал в Смолевичах, поближе к съемочной площадке киностудии…
– С «Беларусьфильмом» у меня сложные отношения, так что я не стремлюсь быть поближе к его натурной площадке.
– Машины у тебя по-прежнему нет?
– Нет. Ездил на такси несколько раз домой, это стоило 100 000 рублей. Сейчас есть водитель с мини-вэном, по деньгам получается примерно столько же, как если бы у меня была собственная машина. Я специально выбрал мини-вэн, чтобы можно было возить друзей к себе домой – а там баня, бильярд, шашлыки-балыки. А потом их, пьяных, развозить по Минску.
– Белорусским театрам ты уже не по карману?
– Я не пишу пьесы уже 3,5 года. Сейчас мне сделал предложение главный режиссер Русского театра. Но как выкроить месяц для работы над этим сценарием – не представляю. Я написал бы пьесу, просто чтобы не потерять навыки театрального драматурга, но это практически благотворительность. Сложно говорить о серьезном гонораре драматургу, если бюджет всего спектакля в лучшем случае 15 000 долларов.
– Не думаешь переехать в Москву?
– Нет. Считаю, что лучше писать здесь и чаще ездить в Москву со сценариями. Сейчас у меня план работы расписан на год вперед.
– В чем формула твоего успеха?
– Я хорошо чувствую. И интуиция меня пока не подводит.

О ЧЕМ ФИЛЬМ?
Андрей Белов (герой Марата Башарова) переезжает с семьей из столицы в провинциальный город. Ради здоровья любимой он меняет работу университетского преподавателя на место классного руководителя в женской гимназии. Белов быстро понимает: с его классом что-то не так. За круговой порукой молчания скрывается тайна. Эти пятиклассницы не играют в куклы – они играют человеческими жизнями. Сигналом к действию для Андрея станет записка «Спасите нас!», найденная в школьном дневнике. Постепенно жизнь Белова превращается в кошмар. Зло отравляет все его существование и медленно и изощренно отбирает все самое дорогое. И удастся ли ему выбраться из этого кошмара, зависит только от одной маленькой девочки. А та просто хочет, чтобы мама была счастлива…

Источник: Сергей МАЛИНОВСКИЙ, газета “Антенна”

Оставить комментарий

Гороскоп

Фотогалерея

Фото-рецепты

© 2007-2022 Моя газета • Взгляды редакции могут не совпадать со взглядами авторов статей.
При цитировании и использовании материалов ссылка, а при использовании в Интернет - прямая гиперссылка на издание "Моя газета" обязательна!